Птичий язык
 
 
Здравствуй, дружок!
 
Я знаю, ты уже научился говорить. И слушать тоже научился. Слушать, это очень важно. Ты, наверное, уже заметил, что взрослые постоянно повторяют детям: ты меня слушаешь? А то уж совсем строго: ты меня не слушаешь! Заметил? Это хорошо. Знаешь, почему? Потому что это значит, что ты не дурак!
Людям нравится разговаривать с умными людьми, и очень не нравится с дураками. Я уже давно ищу ответ на этот вопрос, и, ты знаешь, мне до сих пор никто не дал умного ответа… может, ты знаешь, почему людям не нравится говорить с дураками?
Лично я пока нашел только одну подсказку: дурак ничего не понимает. Значит, умный понимает, верно? Ведь что такое умный, мы не знаем, мы же знаем только дураков. Но предполагаем, что у умного все наоборот. И если дурак ничего не понимает, ничего не слушает, и ему все надо говорить по десять раз, то умный слушает, понимает и все делает сразу, даже еще раньше!
Ты меня понимаешь?
Как это приятно.
А то вечно так: расскажешь сказку, и тут же умные люди начинают задавать разные вопросы, и все гадают, что там в сказке было сказано, и о чем она, да почему в ней так, да не иначе?..
Они что, плохо понимают? Они же умные!
Вот я и поискал в своей памяти, не помню ли я сказочку о том, как понимать сказки… И, ты знаешь, нашел одну. Вот только кажется мне, она даже больше, чем про то, как понимать сказки. Она просто про то, как понимать.
Мне, вот, к примеру, после некоторых сказок задают вопросы, мол, что же мне теперь, искать мудрую жену? А я им: оглянись, может, она уже рядом, просто ты ее не так слушаешь! А потом сам думаю: что за чушь я несу, вот так вот наслушаешься всего, что твоя баба наговорит, потом и небо в рогожку покажется! Слушать же тоже надо уметь! Слушать же надо с пониманием!
 
Птичий язык
 
Жил-был охотник, и было у него две собаки. Раз как-то бродил он с ними по лугам, по лесам, разыскивал дичи, долго бродил — ничего не видал, а как стало дело к вечеру, набрел на такое диво: горит пень, а в огне змея сидит, и выползти не может. И говорит ему змея: «Изыми, мужичок, меня из огня, из полымя; я тебя счастливым сделаю: будешь знать все, что на свете есть, и как зверь говорит, и что птица поет!»
— «Рад тебе помочь, да как?» — спрашивает змею охотник.
— «Вложи только в огонь конец палки, я по ней и вылезу». Охотник так и сделал.
Выползла змея: «Спасибо, мужичок! Будешь разуметь теперь, что́ всякая тварь говорит; только никому про то не сказывай, а если скажешь — смертью помрешь!»
Понял охотник, что змея не шутки шутит. Задумался и пошел искать дичь, ходил-ходил, и пристигла его ночь темная. «Домой далеко, — подумал он, — останусь-ка здесь ночевать». Развел костер и улегся возле вместе с собаками и слышит, что собаки завели промеж себя разговор и называют друг друга братом. «Ну, брат, — говорит одна, — ночуй ты с хозяином, а я домой побегу, стану двор караулить. Не ровен час: воры пожалуют!»
— «Ступай, брат, с богом!» — отвечает другая.
Поутру рано воротилась из дому собака и говорит той, что в лесу ночевала: «Здравствуй, брат!»
— «Здорово!»
— «Хорошо ли ночь у вас прошла?»
— «Ничего, слава богу! А тебе, брат, как дома поспалось?»
— «Ох, плохо! Прибежал я домой, а хозяйка говорит: «Вот черт принес без хозяина!» и бросила мне горелую корку хлеба. Я понюхал, понюхал, а есть не стал; тут она схватила кочергу и давай меня потчевать, все ребра пересчитала! А ночью, брат, приходили на двор воры, хотели к амбарам да клетям подобраться, так я такой лай поднял, так зло на них накинулся, что куда уж было думать о чужом добре, только б самим уйти подобру-поздорову! Так всю ночь и провозился!»
Слышит охотник, что́ собака собаке сказывает, и держит у себя на уме: «Погоди, жена! Приду домой — уж я те задам жару!»
Вот пришел в избу: «Здорово, хозяйка!»
— «Здорово, хозяин!»
— «Приходила вчера домой собака?»
— «Приходила».
— «Что ж, ты ее накормила?»
— «Накормила, родимый! Дала ей целую крынку молока и хлеба покрошила».
— «Врешь, старая ведьма! Ты дала ей горелую корку да кочергой прибила».
Жена повинилась и пристала к мужу, скажи да скажи, как ты про все узнал. «Не могу, — отвечает муж, — не велено сказывать».
— «Скажи, миленький!»
— «Право слово, не могу!»
— «Скажи, голубчик!»
— «Если скажу, так смертью помру».
— «Ничего, только скажи, дружок!»
Что станешь с бабой делать, раз ей любопытство разум спалило? Хоть умри, да признайся! «Ну, давай белую рубаху», — говорит муж. Дает, прямо в гроб клади!
 
Надел мужик белую рубаху, лег в переднем углу под образа, собирается рассказать хозяйке всю правду истинную, а сам о смерти и жизни задумался. На ту пору вбежали в избу куры, а за ними петух и стал гвоздить то ту, то другую, а сам приговаривает: «Вот я с вами разделаюсь! Ведь я не такой дурак, как наш хозяин, что с одной женой не справится! У меня вас тридцать и больше того, а захочу — до всех доберусь!»
Как услыхал эти речи охотник, не захотел быть в дураках, вскочил с лавки и давай учить жену плеткою. Присмирела баба: полно лезть не в свои дела! Хороши у мужа дела, вот и радуйся. И жили они после этого долго и счастливо. Да и то сказать, с умной-то женой, разве не счастье?