Наблюдения из русской демонологии. Есть ли у беса душа?
 
Вот вопрос, который меня изрядно занимал. Дело в том, что у ангела, если верить христианству и, надо полагать, иудаизму, откуда взяты основные понятия христианства, души нет.
 
Само по себе это утверждение для русского человека звучит вызывающе: ангелы бездушны! С другой стороны, бесами, если верить тому же христианству, стали падшие ангелы. И, следовательно, они тоже бездушны. Как говорится, Сатана – абсолютно чистый дух. Правда, дух зла. Чист же он в том смысле, что в его природе нет, кроме зла, ни одной примеси.
 
С чертями, если верить народным представлениям, все не так однозначно, но бесы, похоже, так же чисты в своей природе, как и их предводитель.
 
В отношении бесов это как-то принимается, в отношении ангелов моя душа сопротивляется: ангелы должны быть добры, заботливы и милосердны, что и есть для русского человека признак души, точнее, душевности.
 
Если у ангелов нет душ, то как они могут быть теми добрыми сущностями, на которых мы уповаем в своих невзгодах? Почему мы так верим, что у каждого из нас за плечом стоит его ангел-хранитель, и он лучшее, что есть в нашей жизни? Почему мы рисуем их так умилительно, что прослезиться хочется?
 
И если они такие хорошенькие, как из них могли родиться бесы?
 
Никто не задумывался. Почему?
 
Думаю, потому, что вопрос о том, есть ли у подобных сущностей душа, такой же отвлеченный, как вопрос о том, сколько ангелов может уместиться на кончике иглы. Люди предпочитают думать о насущном, и важнее для них вопрос не о душе, а о силе и защите.
 
Мы все мечтаем иметь сильного друга, который ради нас сделает все, даже самые бездушные поступки. Так раньше дети мечтали иметь если не ручного тигра, то хотя бы большую собаку. А теперь они хотят иметь своего боевого робота, и лучше, если он будет размером с пятиэтажный дом. Хотя и два метра неплохо.
 
Робот, бездушная машина-убийца, в качестве ангела-хранителя, да о таком только помечтать можно для своих детей. Вот уж тогда их точно никто не обидит! И тут как раз лучше, если он – бездушная железяка, которая не впадет в сомнения, когда нужно будет уничтожить моих врагов. В своей мечте о силе, мы сами создаем мифы о бездушных помощниках, которые, как мертвые, ни страха, ни стыда, ни сомнений не имут!
 
Поэтому дети и геймеры так любят играть скелетами, зомби и армиями нежити… Когда исходно избирает бездушное существо для воплощения, сами собой изначально снимаются возможности нравственных выборов, тебе можно убивать, можно уничтожать все живое, можно предавать и подставлять. Это ведь так желанно, но запретно! А игра позволяет пожить вне нравственности, достаточно лишь примерить к себе тело без души.
 
В отношении защитников мы тайно единодушны: они должны быть существами одной мысли, без страха и упрека, они должны быть защитниками до последнего атома, и душа тут ни при чем. Душа только мешает!
 
А вот в отношении бесов мы сомневаемся, и хотели бы, чтобы у бесов душа все же была, потому что это дает хоть какую-то надежду на сомнения, которые могут зародиться в таком враге, когда ты перед ним окажешься.
 
Бес должен иметь слабости, потому что он тебя убивает, а вот ангел должен быть беспощаден и безжалостен, потому что он защищает. Душа – это и есть главная слабость живого существа, если она есть, существо можно разжалобить.
 
Поэтому мы уверенно выдавливаем всех, у кого есть души, в мир бесовской, а вокруг себя собираем тех, у кого душ нету. А они, кто ощущает себя бездушным, и в самом деле собираются в армии наших защитников. А чтобы царствие бездушных защитников не ошиблось адресом и точно пришло к нам, мы медленно строим переход своего мира в мир киборгов, роботов и машин…
 
Вокруг нас не только растет армия совершенно бездушных защитников, но и людей, которые продали свою душу или просто отказались от нее все больше. Нейрофизиология побеждает, и людей, считающих, что у них есть душа, остается все меньше. Хуже того, успехи нейрофизиологии убеждают нас и в том, что душ нет и у зверей…
 
Если еще и бесы бездушны, то осталась ли у нас хоть какая-то надежда? Порой мне приходит чудовищная мысль, что единственная надежда, что еще остается у человечества, это что бесы не зря скупают человеческие души. Души же бессмертны, значит, они должны где-то храниться, где-то в бесовских банках. Может быть, их можно выкупить?
 
За что, только? Что еще у тебя остается ценного, после того, как ты продал душу? Деньги? Жизнь? Тело?