Как нас берут в плен
 
Здравствуй, дружок!
Я знаю, ты рос и взрослел, и теперь ты стал уже совсем сильным и смелым. И ты даже готов сражаться с настоящими… ну, почти настоящими врагами и преодолевать настоящие препятствия. Жизнь ребенка ведь сложнее жизни взрослых, и препятствий в ней даже больше…
Но есть препятствия, где тебя лишают возможности сражаться. Не пора ли рассказать тебе сказочку  о таких врагах?
Я прошел такие битвы, где мне не давали возможности даже сражаться за себя, и я могу тебе сказать: как хорошо, что мне рассказали нужную сказку вовремя! Это так важно, чтобы был кто-то, кто вовремя рассказывает тебе нужные сказки!
Так вот, дружок, были времена, когда наши противники были большими и страшными, вроде великанов или драконов! На Руси, ты знаешь, их звали Змеями. И были змеи трехголовые, были шестиголовые, и были даже двенадцатиголовые змеи. Но твой прадедушка победил их всех, и змеев больше не стало!
Тогда вместо них пришли на нашу землю враги хитрые и коварные. Их звали бесами. Они глядели на нас и притворялись такими же, как мы. Они умели менять внешний вид и даже пролезали к нам в головы. И говорили, как мы, и лгали, как мы, и предавали, как мы!
И мы очень скоро перестали их распознавать. Как распознать врага, если он научился предавать? Ведь враги предавать не могут, предавать могут только друзья… И чем больше они предавали, тем больше мы им доверяли!
Но эти враги не стояли на месте. Они создавали способы, как проникать в наше сознание и лишать нас способности защищаться. Сейчас они делают это через газеты, телевидение, интернет…
В старые времена, когда не было даже телефонов, им было труднее, и они использовали нашу душевную боль. Они искали людей с душевной болью и пролезали через эту боль к ним в души. Но это было трудно, и они придумали способ полегче.
Теперь они эту боль творят сами, стараясь поразить наше воображение. Ведь поразить воображение, это значит, нанести рану, как и поразить сознание. Сейчас эти бесы сначала обрушивают на нас, как они называют это, новости - о самом страшном, что происходит вокруг.
Души наши пугаются, и, не в силах выносить боль, от увиденного и услышанного, сжимаются. А сжавшись, душа освобождает место, чтобы вошло то, что хотят внушить нам бесы. Потом выясняется, что «новости» были ложью. Но уже поздно, дело, дружок, сделано, и ты теперь навсегда несешь в душе кусочек той лжи, что в тебя вложили…
Это искусство в старину называлось мороком, и до сих пор мы говорим о том, что нас морочат. Морочат, значит, вкладывают кусочек мрака, тьмы прямо в душу, чтобы разум твой не мог быть полным хозяином всему, что с тобой происходит…
Если кусочек мрака поселился в твоей душе, ты начинаешь во всем сомневаться, и стараешься увидеть худшее в другом человеке. Но душе твоей свойственно видеть в людях лучшее. С тех пор, как худшее, плохое, злое про других людей стало нам приятнее, времена повернулись для нас наничь, и весь путь нашей бедной Руси изменился, потому что он теперь ведет в изнаночную часть мира…
Изнанку мира мудрые люди называют иногда адом, в старину же называли пекельным царством… Но спасти свою родину от погружения в пекельный мир можно, лишь если мы все захотим наслаждаться лучшей частью других людей. Тогда и мир повернется к нам своей лучшей частью.
А мы с тобой снова обретем способность сражаться и преодолевать препятствия, как полагается всем настоящим героям сказок! Как это сделать, я расскажу в другой сказке.
А сначала о том, как нас берут в плен вместе с нашими душами.
 
Вдова и бес
 
Жил-был мужик, была у него жена-красавица; крепко они любили друг дружку и жили в ладу и согласии. Ни много, ни мало прошло времени, помер муж. Похоронила его бедная вдова и стала задумываться, плакать, тосковать. Три дня, три ночи бесперечь слезами обливалась; на четвертые сутки, ровно в полночь, приходит к ней бес, стучится в окно.
- Кто там? – кричит перепуганная баба.
- Я вернулся, - отвечает ей бес в образе ее мужа. Глянула баба на смутный образ за стеклом и узнала своего любимого. Сама в дом впустила,  возрадовалась, бросилась ему на шею и спрашивает: «Как ты пришел?»
— «Да слышу, — говорит, — что ты, бедная, по мне горько плачешь, жалко тебя стало, отпросился и пришел». После этого у бабы последние сомнения пропали. Одни слезы!
Лег он с нею спать; а к утру, только петухи запели, как дым исчез. Ходит бес к ней месяц и другой; она никому про то не сказывает, а сама все больше да больше сохнет, словно свечка на огне тает!
В одно время приходит ко вдове мать-старуха, стала ее спрашивать: «Отчего ты, дочка, такая худая?»
— «От радости, матушка!»
— «От какой радости?»
— «Ко мне покойный муж по ночам ходит».
— «Ах ты, дура! Какой это муж — это нечистый!»
Дочь не верит. «Ну, слушай же, что я тебе скажу: как придет он к тебе в гости и сядет за стол, ты урони нарочно ложку, да как станешь подымать — посмотри ему на́ ноги». Послушалась вдова матери; в первую же ночь, как пришел к ней нечистый, уронила под стол ложку, полезла доставать, глянула ему на́ ноги — и увидала, что он с хвостом. На другой день побежала к матери.
-  «Ну что, дочка? Правда моя?»
— «Правда, матушка! Что мне делать, несчастной?»
— «Сражаться надо. Пойдем к попу».
Пошли, рассказали все, как было; поп попался настоящий, душевный, начал вдову отчитывать, три недели отчитывал, не сдавался — справился, отстал от нее злой бес!