Братец Иванушка
 
Здравствуй, дружок!
Сегодня я вспоминал прежних друзей, и мне печально… Поэтому я хочу рассказать тебе печальную сказку.
 
Всегда печально, когда тебя предают. Особенно, друзья. Некоторые так боятся этого, что стараются ни с кем не дружить. Но их тоже предают. И если вдуматься, то это означает, что у них все же были друзья, потому что недруги предать не могут…
Пока в мире есть предательство, всегда найдутся друзья, чтобы не пересохла река жизни, питающаяся нашими слезами!
Вот так всё, что происходит с нами, имеет оборотную сторону, весь мир ее имеет. И если ты научишься ее видеть, однажды ты сможешь путешествовать по мирам, потому что для этого всего лишь надо уметь перейти на ту сторону, что за оборотом. Правда, ты всегда знал об этом?
Я знаю, что знал, потому что все дети помнят, как это делать. А потом взрослеют и забывают. А сказочники нужны, чтобы дети не забывали, как переходить на оборотную сторону. И как возвращаться! И возвращать!
Потому что иногда на оборотной стороне очень одиноко и холодно. Все зависит, в какое место ты попадешь, когда повернешь ее. Иногда попадаешь в волшебные миры, откуда не хочется уходить. А иногда в ловушки, где время тянется так долго, как вечер в кровати, когда не хочется спать…
В такие вечера нас спасают верные друзья, которые приходят и незаметно уносят в сон. Сон – это ведь тоже оборотная сторона, правда? Вот ты и вспомнил, что умеешь ею пользоваться. А чтобы не разучиться, пожалуйста, научись засыпать сразу, как только почистил зубы и лег под одеяло. Это первое упражнение, которым должен овладеть маленький путешественник по волшебным мирам, ты ведь знаешь?
Что же касается друзей, которые предают, то это тоже упражнение, потому что, если вдуматься, то может оказаться, что они считают, что ты этого заслужил. И думают, что не предают, а наказывают тебя за что-то… Но это все равно предательство. А вот когда они не знают, за что и почему тебя предали, может оказаться, что они и не предавали. Ты меня понимаешь? Нет?
Тогда я расскажу тебе, что я об этом думаю. Я ведь много путешествовал по разным мирам. Особенно, когда меня предавали и убивали в тех мирах, где я успевал завести друзей. И вот однажды, пробираясь в новый мир, где я мог бы снова ожить и подарить людям сказку, я заблудился и забрел так далеко, как никогда. И там я нашел место, где стояло большое водяное зеркало…
Зеркало было странным, словно живым. И очень страшным! Так мне казалось. Оно словно отгоняло меня от себя. Но я упрямый, как все дети, которые любят гулять по мирам. И когда мне стало страшно, я понял, что этот страх не случаен, он не мой, он снаружи! И я понял, что должен его победить!
И я пошел к зеркалу, отгоняя страх и заставляя свои ноги переступать, шаг за шагом. А когда я оказался прямо перед зеркалом, страх вдруг исчез, и я увидел в зеркале… себя. Кого же еще я должен был там увидеть?!
Вот только я там был какой-то не такой. И, знаешь, гораздо умнее того себя, каким привык быть. И я тот улыбнулся себе этому и сказал: один вопрос! Не больше!
- За что они меня предали? – спросил я то, что было самым болезненным.
- Это я, - ответил я.
- Что я?
- Это не они, это я их попросил! И они просто выполнили мою просьбу…
И зеркало исчезло, а я проснулся на берегу речки, глядя на свое бледное отражение в воде. Может, водяное зеркало мне просто снилось…
Я долго не мог понять, что означали эти слова, а когда понял, то оказалось, что понял я это сразу, потому что, вообще, всегда знал. Я не мог не понять, а принять, что никакого предательства не было. Был урок, который я хотел пройти. Урок боли, урок обиды… Урок, который был нужен моей душе, чтобы она изменилась.
А поскольку я был сильным, урок тоже должен был быть сильным. Поэтому меня предали самые близкие и дорогие, кому я доверял, и кого любил…
И тут я понял, что предательство раскололо мою душу, и часть ее спряталась от боли в глубине, словно утонула. Тогда я начал звать ее, и так долго звал, что душа моя медленно поднялась к поверхности и по ручейку слез просочилась в мои глаза… Тогда я понял, почему глаза зовут окнами души…
А еще я понял, зачем нужны слезы! Ни одна наука не может сказать, что такое слезы. Но я открою тебе тайну: слезы – это дорожки души! Пока ты можешь плакать, душа твоя может уходить, и может возвращаться! Это так важно, чтобы душа могла вернуться!
Ты замечал, что дети плачут чаще взрослых? А в старину плакали даже самые сильные богатыри, раньше люди не стыдились своих слез… Но теперь взрослые считают, что плакать стыдно, что это признак слабости, и стараются не плакать, поэтому дорожки, которыми ходят души, пересыхают, и души взрослых все реже приходят к ним в гости, потому что они не умеют ходить по сухому…
Вот почему наш мир стал таким жестким. Это потому, что в нашем мире пересохла Забыть-река. Забыть-река – это главный путь на ТУ сторону. Она как и все реки, собирается из ручейков. Только это особые ручьи – слезы людей питают ее, и души могут по ней уходить в иные миры и возвращаться обратно, если близкие плачут по ним.
Возвращаясь, они забывают, что видели там. Ты ведь помнишь, как забываются сны? Когда Забыть-река пересыхает, ее можно принять за лужицы или даже за водичку в следах, которые встречаешь на дороге… Немногие могут распознать эту воду. И те, кто не распознал, теряют себя в этом мире, превращаясь в тех, кем мог бы быть на оборотной стороне. Память о человеческом состоянии уходит от них, но если делать усилие, большое усилие, все же можно вернуть себе человеческий облик.
Но когда в мире пересыхают ручьи, питающие Забыть-реку, души уходят и никогда не возвращаются к людям, потому что забывают не только пути, но и себя. И люди живут бездушными… А то и вовсе не людьми, если вглядишься!
 
Впрочем, эта сказка о том, что для тебя не все так безнадежно! Если ты захочешь, ты всегда можешь остаться человеком!  Да, если очень хотеть, то многое можно исправить. Надо только не сдаваться, не забывать себя, что бы с тобой ни происходило и что бы ни творилось с твоей человеческой памятью!
 
 
Братец Иванушка
 
Жили сестрица Аленушка и братец Иванушка, и пошли они в лес по ягоды. Шли-шли; вот на дороге лежит лошадино копытце с водицей; братец и говорит: «Сестрица, я пить хочу; я в этом копытце напьюсь». Сестрица напугалась и говорит:
— «Нет, не пей, братец, коняшка будешь». Еще шли-шли, коровье копытце стоит. «Сестрица, сестрица, я пить хочу!»
— «Нет, не пей, бычок будешь». Шли, шли; стоит козино копытце. «Сестрица, сестрица, я напьюсь!»
— «Нет, не пей, а то козельчик будешь».
Пошли дальше; он не утерпел, вернулся и напился.  И обратился козельчиком, бежит и блеет. Заплакала сестрица: «Ах, братец, говорила я тебе: не пей!»
Идут; барин едет и говорит: «Продай, девушка, козельчика».
— «Нет, он у меня не продажный; это мой братец, а не козельчик!» Барин взял их обоих, увез и на девушке женился, и козельчика ласкал.
Вот барин уехал, а эту жену его, Аленушку, ближние люди барина ненавидели за то, что она их всех обошла. Взяли они, привязали ей на шею камень большущий и бросили в реку, а вместо ее другая убралась в ее платье. Барин приехал, напился с дороги наговоренной воды,  и не узнал…
Эта другая жена знала, что козельчик все знает, и хотела его известь. Вот она и начала упрашивать барина зарезать его. «Я, — говорит, — хочу козлиного мясца». У барина память отнялась, велел он слугам зарезать козельчика. Козельчик почуял, приходит к барину и говорит: «Барин, барин! Пусти меня на речку водицы испить, кишочки промыть, твоей барыне лучше будет кушать!»
— «Ступай, да не уходись».
Он пошел, на бережку сел и стал плакать, да кричать: «Аленушка, сестричушка, хотят меня резать, ножи точат булатные, котлы кипят чугунные, огни горят всё жаркие!» А она ему говорит из реки: «Иванушка, родимый мой, тебе тошно, а мне тошней твоего; тяжел камень ко дну тянет, бела-рыба глаза выела, люта змея сердце высосала, шелкова трава ноги спутала!»
Козельчик заплакал, пошел домой, полежал и опять у барина просится на реку. Барин отпустил, а сам почуял что-то неладное, и пошел следом. Козельчик сел на бережку и стал опять горько плакать: «Аленушка, сестричушка, хотят меня резать, ножи точат булатные, котлы кипят чугунные, огни горят всё жаркие!» И она из реки и говорить стала: «Иванушка, родимый мой!..»
Тут барин опомнился. Как кинется прямо в реку и вытащил ее; узнал обо всем, всех пересек, а которая на место ее сделалась, прогнал; а с Аленушкой начал жить-поживать по-прежнему.
Сестрица же, пока была под водой, научилась видеть, кто скрывается под одеждой и сразу могла распознать злую ведьму в человечьем теле. А Иванушку всегда видела не козельчиком, а человеком и не позволяла ему себя забывать. Так наш Иванушка и научился человеком быть…